РОЛЬ БОЛАТА САРЫБАЕВА В СТАНОВЛЕНИИ КАЗАХСКОЙ ЭТНООРГАНОЛОГИИ

Боранбаева Сауле Жумабаевна*

Всестороннее и углубленное научное исследование самых различных аспектов этнической истории, национальной культуры и искусства во взаимосвязи, представляется одной из самых важных и актуальных проблем отечественной науки. Этноорганология**1 в казахском музыкознании, является весьма молодой наукой. Начало специального изучения казахского музыкального инструментария приходится на 50–е годы столетия и связано оно с именем Болата Шамгалиевича Сарыбаева (14.8.1927, Ташкент — 07.10.1984, Алматы).

Б. Сарыбаевым впервые была предпринята попытка комплексного изучения и научного описания казахских музыкальных инструментов, с использованием научных данных по этнографии, археологии и лингвистике. Многочис-ленные идеи Б. Сарыбаева, связанные с народной терминологи-ей, особенностями инструментального исполнительства, строя техническими возможностями инструментов, стали основой большинства исследований современных ученых в области ка-захского этномузыкознания [Утегалиева 2002:31].

Изучив жизненный и творческий путь Б. Сарыбаева, можно с уверенностью можно сказать, что многогранность ученного не случайна: отец – Шамгали Харесович Сарыбаев (1893– 1958) известный учёный–лингвист, основатель современной методики преподавания казахского языка, один из основателей Казахского Педагогического института им. Абая; старший брат – Шора Шамгалиевич Сарыбаев (1925г.р.) академик, лингвист–тюрколог, доктор филологических наук, профессор, член–корреспондент НАН РК, заслуженный деятель науки РК, известный коллекционер. По словам Шоры Шамгалиевича, именно он когда–то посоветовал своему младшему брату Бо-лату коллекционировать музыкальные инструменты, тем более у него (Болата) к тому времени уже была домбра, подаренная выдающимся композитором–кюйши Диной Нурпеисовой, проживавшей в семье Сарыбаевых в годы Великой Отечественной войны [Материалы экспедиции 2008].

семье Сарыбаевых царила атмосфера творчества и научного интереса к историческому прошлому казахского народа, к ее языку и культуре. Именно Сарыбаевы–старшие ученые–лингвисты, оказали влияние на формирование у Болата Сарыбаева разностороннего подхода в изучения казахского музыкального инструментария.

В своей монографии «Казахские музыкальные инструменты» (1978г.) Б. Сарыбаев опираясь на данные линвистической науки пишет: «… в музыке, как и в языке, наблюдаются два фактора: первичный (самобытный) и вторичный (заимствованный от других народов)…И не случайно, что в музыке, языке, культуре тюркоязычных и рядом расположенных других, народов, вместе с исконно тюркскими элементами можно найти и заимствованные» [Сарыбаев 1978:17]. Ученый в своих исследованиях кроме лингвистической науки опирается на данные других смежных наук: история, этнография, археология. Самые древние источники по музыкальным инструментам, ученый обнаруживает в памятниках древне-тюркской письменности, в образцах казахского устного народного творчества (героические эпосы, легенды); в более поздних периодах (XIX в.) в трудах Ч.Ч. Валиханова, в замет-ках ученых–этнографов и путешественников: С.Е. Малова, А.И. Левшина, П. Юдина, А. Алекторова, Д. Исаева, А. Диваева; в советский период в ( ХХ в.) в исследованиях А. Затаевича, А. Жубанова,А. Маргулана, В. Беляева, В. Виноградова.

Известный знаток древнетюркской письменности С.Е. Малов (1880–1957 гг.) в своем знаменитом труде «Памятники древнетюркской письменности» (1951г.) пишет: «…все эти па-мятники или языки всех этих памятников служат общим фо-ном, общей исторической канвой для древней истории боль-шинства тюркских языков…» [Малов 1951:92], эти фразы стали для Б. Сарыбаева своеобразным путеводителем, сведе-ния о казахских музыкальных инструментах, ее исчезнувших видов, ученый начинает искать среди родственных тюркских народов. Опираясь на труд исследователя киргизской музыки В. Виноградова (1899–1992гг.) «Киргизская народная музыка» (1958), Б. Сарыбаев приступает к исследованию музыкального инструментария народов проживающих на территории соседней Киргизии, Южной Сибири и Алтая, в результате он обнаруживает в них много общего с казахскими музыкальными инструментами. В сравнительном анализе ученый приходит выводу, что более древнюю конструкцию инструментов сохраняют народы Сибири: алтайцы, хакасы, тувинцы, тофы, шорцы, так же ученый отмечает, что музыкальные инструменты когда то имевшие единый корень происхождения, развиваются различными путями, притерпевают изменения и проходят своего рода отбор и эволюцию: «…у всех однотипных инструментов наряду со сходством мы видим некоторые различия в конструкции. Более древнюю конструкцию инструментов сохраняют народы Сибири: алтайцы, хакасы, тувинцы, тофы, шорцы. Изучая однотипные инструменты разных народов, можно проследить некоторые стороны эволюционного развития того или иного инструмента…» [Сарыбаев 1978: 28].

своих исследованиях Б. Сарыбаев опирается на труды Ч. Валиханова: «…с выходом в свет собрания сочинений Великого казахского ученого Чокана Чингизовича Валиханова исследователям самых разнообразных областей науки представилась возможность полностью изучить его труды, извлечь из впервые опубликованных работ Чокана новые сведения, предстваляющие большой научный интерес» [Сарыбаев 1978: 67]. В трудах Ч. Валиханова ученый находит ответы на вопросы по истории казахской музыки, выясняет причины исчезновения или распространения некоторых инструментов, развития музыкальных жанров в быту народа, находит описание забытых казахских музыкальных инструментов (муиз сырнай, асатаяк, шындауыл, хонбе), киргизских музыкальных инструментов (комус, чоор, сырнай), а так же сведения о музыкальных инструментах других тюркских народов: гиджаке, дутаре, ситаре, сурнае, нае, думбаке, сапае и др.

Б.Сарыбаев открывает для себя Ч. Ч. Валиханова, как собирателя-коллекционера музыкальных инструментов, многочисленных сказаний (жыр), редких рукописей, получает сведения о передаче Чингисом Валиевым в Центральный музей России ценных вещей, среди которых были образцы музыкальных инструментов*2. Изучая музейные коллекции Сарыбаев пишет: «…в Государственном музее этнографии народов СССР хранится сыбызгы, подаренная Чоканом Валихановым. В коллекционной описи №13520…сыбызгы хорошо сохранилась. Изготовлена она из тростника, имеет три отверстия. Круглый деревянный футляр от сыбызгы стянут трех местах железными обручами…время приобретения сыбызгы не указано…можно предполагать, что инструмент вместе с другими этнографическими предметами привезен Чоканом в Петербург после известной Кашгарской экспедиции» [Материалы экспедиции 2008].

Музеи России явились для Б. Сарыбаева кладовой исследовательского материала, ученый неоднократно выезжал

Центральный музей музыкальной культуры им. Глинки, НИИ и музей Антропологии имени Д.Н. Анучина МГУ, Государственный музей народов Востока, Институт этнографии АН СССР, подробно изучил коллекцию музыкальных инструментов А. Эйхгорна, собранных в 1870–80 годы, в Музыкально–педагогический институт им. Гнесиных, изучил личную коллекцию А.М. Мирека. Каждый раз из этих научных командировок ученый возвращался с научными материалами, которые по сегодняшний день не утратили своей ценности.

Новаторство Б. Сарыбаева проявляется в различных аспектах, в том числе в ранее незатронутых практических вопросах реконструкции музыкальных инструментов, их усовершенствования и исполнительства. Более десяти лет Б. Сарыбаев совместно с мастерами Оразгазы Бейсембековым
Материалы экспедиции г. Алматы 26.03.2008 г. (из личного архива Ш.Ш. Сарыбаева
рукопись отчета Б. Сарыбаева) и Абузаром Аухадиевым вел экспериментальную работу по воссозданию ушедших из применения, исчезнувших музыкальных инструментов. В результате были реконструированы и возрождены образцы жетыгена, кыл кобыза, шертера, домбры, дангыры, нескольких видов асатаяка. На сегодняшний день эти инструменты нашли широкое практическое применение и являются неотъемлемой частью фольклорных ансамблей, оркестров, вошли в учебный процесс школ, Вузов. По некоторым видам возрожденных музыкальных инструментов имеются авторские свидетельства. Привожу свидетельство №336678 от 28.01.1972г*3. на изобре-тение «Народно шипкового музыкального инструмента» (жеты-ген) выданное Б.Ш. Сарыбаеву: «…на оснований полномочий, предоставленных Правительством СССР, Комитет по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР выдал настоящее свидетельство Центральному проектному и кон-структорско–технологическому бюро на изобретение «Народ-ный щипково музыкальный инструмент » по заявке №1480416 с приоритетом от 5 октября 1970г. автор изобретения: Сарыбаев Болат Шамгалиевич» [Материалы экспедиции 2008].

Ученый свои экспериментальные работы проводил в лаборатории музыкальных инструментов Центрального проектного конструкторско–технологического бюро г. Алматы; лаборатории Института языка и литературы им. М. Ауезова АН Каз ССР. Образцы глиняных инструментов были изготовлены

Алматинском экспериментальном заводе художественной керамики. Инструменты из тростника (сыбызгы, камыс сырнай, а так же из глины (саз сырнай, ускирик, тастауык) ученый создавал в домашней лаборатории.

Одной из основных исследовательских задач Б. Сарыбаева было практическое освоение древних инструментов. В результате продолжительной и кропотливой работы ученый на собственной практике освоил следующие инструменты: сыбызгы, домбра, кыл–кобыз, саз сырнай, ускирик, шанкобыз, тастауык, камыс сырнай. Будучи преподавателем, Б. Сарыбаев привлекал своих студентов к освоению ранее неведомых музыкальных инструментов. По мере усовершенствования началась постепенная апробация музыкальных инструментов ансамблевом звучании. С этой целью в начале 1980-х годов были созданы фольклорно-этнографические ансамбли «Отрар Сазы» в г. Алматы; в г.Аркалык «Шертер»; в Тургайской области

Материалы экспедиции г. Алматы 26.03.2008 г. (из личного архива Ш.Ш. Сарыбаева) «Гасырлар пернеси».
При систематике и классификации казахских музыкальных инструментов Б. Сарыбаев опирается на методологический труд русского инструментоведа К.А. Верткова (1905–1972гг.) «Русские народные музыкальные инструменты» (1975). Ру-ководствуясь данной методикой, ученый попутно отмечал функциональное предназначение того или иного инструмента. Например, ударные инструменты, ученый связывает с военной функцией, кыл–кобыз с ритуалной, некоторых видов духовых инструментов с сигнально-охотничьей.

исследованиях Б. Сарыбаева методологически важным представляется изучение казахских музыкальных инструментов на широком историко-культурном фоне, с привлечением данных по инструментарию тюркских народов. Поэтому положения выдвинутые Б. Сарыбаевым, представляют интерес для музыкальной тюркологии в целом [Утегалиева 2002:30].

Ученый неоднократно выезжал в фольклорные экспедиции по Казахстану, а так же в соседние тюркоязычные регионы: Алтай, Киргизия, Туркменистан Каракалпакстан (Узбекистан). Знакомство с традициями казахов проживающих за пределами республики, с музыкальными инструментами Сибири, Монго-лии позволили установить черты сходства и различия, приемы способы игры на инструментах. По результатам экспедиции, ученым были воссозданы многие музыкальные инструменты, с определением их строя, диапазона, технических данных, приемов игры, тембровых и аппликатурных особенностей, был создан репертуар, все это в целом означало возрождение исполнительской традиции, отсюда вытекает практическая значимость трудов Б. Сарыбаева. В своей монографии «Казахские музыкальные инструменты» (1978) ученый пишет: «…возвращение к жизни забытых инструментов следует проводить, сохраняя типичные стороны устройства, тембр и особенности приемов игры… » [Сарыбаев 1978: 37].

Особое внимание ученый акцентировал на тембровые особенности инструментов, старался сохранить традиционный «қоңыр дауыс» (мягкий бархатный тембр). Известный казах-станский этномузыковед, фольклорист, доктор искусство-ведения А. Мухамбетова отмечает, что ученый «изменил звуковую среду вокруг нас, заполнив ее мягкими, теплыми и бархатистыми тембрами своих инструментов» [Мухамбетова 2002:85]. Ж. Шакаримов известный музыкант-исполнитель на 3–х струнной домбре, был одним из первых студентов Б.Сарыбаева, вспоминает: «Болат Шамгалиевич всегда стремился сохранить традиционный, бархатный тембр инструментов «коныр дауыс»… фольклорные инструменты по мнению Сарыбаева, должны настраиваться и звучать более низко, к примеру домбра не должна настраиваться на ре-соль малой октавы, она должна на 1–1,5 тона звучать ниже, соответственно другие инструменты должны настраиваться и звучать ниже. Мы на сегодняшний день не видим особой разницы в звучании академического и фольклорного оркестров (приводит пример оркестра им. Курмангазы и «Отрар Сазы»). Фольклорный оркестр должен иметь иную окраску, он должен иметь «қоңыр дауыс», к этому всегда стремился наш Болат–ага…» [Материалы экспедиции 2008].

Сегодня, идею ученого по изменению т.е. возвращению казахским музыкальным инструментам исконно традиционного строя и звучания, предстоит воплотить в реальность.

Богатый и разнообразный казахский музыкальный инструментарий, который мы имеем сегодня – это результат многогранной и многолетней практики и научного поиска ученого Б. Сарыбаева. Сегодня, большая часть реконструированных инструментов активно используется музыкальной практике. Идеи ученого, связанные с народной терминологией, особенностями инструментального исполнительства, строя и техническими возможностями инструментов, стали основой многочисленных исследованиий современных ученых в области казахского этномузыкознания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *