БАШКИРО-КЫРГЫЗСКИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ

Абдрафикова Гульнара Хависовна*
Исянгулов Шамиль Наилевич**

Предков башкир с давних времен существовали тесные этнополитические, экономические, культурные связи различными народами и народностями мира, особенно с тюркскими [Абдрафикова 2015: 210–218; Исянгулов 2015: 35– 51; Сабирова 2015: 108–116]. С последними башкир связывает общее происхождение, язык, культура, литература, религия, формы хозяйствования, особенности быта и т.д.

Историческая общность судеб, генетическая общность народов, их близость по территории расселения и языку, постоянное общение между собой в различных сферах жизни породили тесные взаимосвязи в области литературы, и в целом, духовной культуры.

На протяжении определенного времени литература многих
тюркских народов Волго-Уральского региона, Казахстана
Средней Азии была единой и бытовала на так называемом арабографичном «тюрки» [Абдрафикова, Сабирова 2014: 7–8]. Следовательно, она является неотъемлемой частью истории литературы у народов, населявших эти регионы, к которым относятся башкиры и кыргызы. К этому периоду относятся Орхоно-енисейские письменные памятники, «Книга гаданий», творчество писателей Махмуда Кашгари («Дивану лугат ат-турк»), Юсуфа Баласагуни («Кутадгу билиг») и др. Как свидетельствуют научные исследования в области литературы
литературоведения, в средние века у этих народов, также как
у других тюркоязычных, бытовали одни и те же эпические сказания об Алпамыше, Кузы-Курпяче, Юсуфе и Зулейхе, Тагире и Зухре, Искандере и т. д. В те же времена эти литературы обогатились бессмертными творениями классиков восточной литературы [Кыргызская…; Сафуанов 1976; Хусаинов 2008].

Контакты башкир и кыргызов становятся более тесными с присоединением Кыргызстана к Российской империи. В 1897 г. в Казахстане и Северной Киргизии постоянно проживало 2528 башкир [Бекмаханова 1986: 147]. Однако в собственно Киргизии башкир было еще немного. В г. Пишпек проживало тогда 25, в г. Пржевальск – 32 башкира [Кронгардт 1989: 54].

Многие башкиры и татары – шакирды и выпускники медресе нанимались казахским баям и киргизским манапам учить детей. Так, в начале XX в. в учебных заведениях Токмака работали 8 башкир и татар, получившие образование в медресе Уфы, Оренбурга, Казани. В Пишпекском мектебе башкир Мирсаид Рахимов (окончивший Стерлитамакское медресе) преподавал естествознание, арабский язык и Закон Божий [Ярков 1996: 55, 56, 57].

Некоторые башкирские писатели в определенные моменты своей жизни жили и работали в разных областях Средней Азии

Казахстана, чаще учительствуя в местных мектебах и медресе. Знакомясь с обычаями и традициями местных народов, с их народным творчеством, они создавали свои художественные произведения, путевые записи, очерки. Таким образом, деятельность башкирских просветителей не замыкалась в регионе Урало-Поволжья, а охватывала Казахстан и Среднюю Азию, становясь тем самым важнейшим фактором широкого изучения культуры соседних народов.

Так, башкирского прозаика Гали Рафики нужда заставила оставить уфимское медресе «Галия» и в 1909 году уехать в далекий Бишкек, в Кыргызстан. Здесь он учительствовал в течение трех лет. В эти годы им были написаны такие рассказы как «Иссыккуль», «Алатау буйҙарында» («На склонах Алатау»), «Ваҡытлы никах» («Временный брак»). Эти рассказы навеяны просветительскими идеями. Здесь «поднимаются проблемы свободы личности, равноправия мужчин и женщин, критикуются невежество и религиозный фанатизм» [Надергулов 2009]. основе рассказа «Иссыккуль» лежит сказка-легенда о происхождении этого озера, большое место отводится описанию красоты природы этих мест. Если в рассказе «На склонах Алатау» рассказывается о несчастной судьбе, горестях девушки-красавицы по имени Газиза, которую насильно выдали замуж за старика, то в произведении «Временный брак» изображаются картины носильной выдачи замуж совсем юных тринадцатилетних девушек. По мнению автора, этому содействуют старые обычаи и порядки, которых он разоблачает и осуждает.

Ряд ученых из башкир внесли достаточно большой вклад в изучение истории киргизов еще в дореволюционный период. Много ценных работ, посвященных этнографии киргиз, опубликовал башкир А.А. Диваев. Он же в конце XIX в. записал наиболее полный вариант киргизского эпоса «Манас», рукопись которого в 1914 г. подарил другому молодому башкирскому ученому – З. Валиди. З. Валиди, по воспоминаниям, собирался совместно с киргизскими учеными Сарыкуловым и И. Джанузаковым опубликовать эпос, однако во время Гражданской войны в 1921 г. рукопись оказалась утерянной [Валиди 1994: 140–141; Салихов 2005: 34–36].
Известный ученый-тюрколог и писатель, фольклорист общественный деятель из башкир Абдулкадир Инан (Фатхелькадир Сулейманов) (1889–1976) многие свои работы посвятил изучению фольклора, этнографии, языка и быта киргизов. Его перу принадлежит первое прозаическое переложение знаменитого киргизского эпоса «Манас» на турецкий язык, неоднократно переиздававшееся в Турции [Инан 1996].
Башкир К.Г. Мифтахов (1892–1948), уроженец с. Насибаш Салаватского р-на РБ, с 1920 г. жил и работал в Киргизии, большую часть своей жизни посвятив записи киргизского эпоса «Манас». Им также был собран обширный материал по фольклору, этнографии и языку тюркских народов, которые хранятся в рукописном фонде Института языка, литературы и истории НАН Республики Кыргызстан. Он был делегатом 1-го республиканского съезда советских писателей Киргизии (1934), членом Академ. центра НК просвещения Киргизской АССР (1927); окончил Киргизский пединститут в г. Фрунзе (1937) [Мифтахов, Шакуров 2008: 228].

Молодые киргизы, в свою очередь, приезжали в Урало-Поволжье, чтобы получить образование. Многие будущие писатели, поэты Кыргызстана учились в уфимском медресе «Галия», которое являлось центром передовой тюркской молодежи и привлекало их прежде всего тем, что здесь изучали не только богословские, но и многие светские предметы. Например, в 1912-1913 учебном году в медресе «Галия» обучались 7 человек из Перовского уезда Сыр-Дарьинской области (Баймухаммад Каренеев 13 лет, Иргали Саидбаев 14 лет, Гали Баймухамедов 18 лет, Тынимбай Канышев 18 лет, Юсуфбай Исмагилов 17 лет, Ширмухамед Канчакбаев 22 лет, Мухамедгали Уразаев 24 лет) и 1 человек из Лепсинского уезда Семиречинской области (Абдулгази Илинбеков 22 лет) [Документы… 2012: 87–93]. Однако численность киргизов, продолжавших учебу за пределами Кыргызстана, была невелика.

Интересной является судьба киргиза Сулеймана Кучукова. Мальчиком, приехав с отцом на Ташкентский базар, он потерялся. Его подобрал купец-башкир, продававший лошадей, усыновил, позднее устроил в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус. В 1911 г. С. Кучуков стал поручиком, в годы Первой мировой войны — штабс-капитаном, был награжден английским орденом «За особую храбрость» [Ярков 1996: 68].

Во время учебы в Уфе и Оренбурге в 1910-1912 гг. в медресе «Галия» и «Хусаиния» киргиз Ишенали Арабаев (1882–1933), будущем известный просветитель, подготовил, а затем выпустил в Уфе первую азбуку киргизского языка на арабской графике. В 1913–1914 гг. в Уфе увидели свет «Муктасар Тарых-и Кыргызия» («Краткая истори кыргызов»), «Тарых-и кыргыз Шадмания» («История кыргызского раздолья») Османали Сыдыкова (1890–1949). Это – единственные опубликованные до революции исторические сочинения киргизского автора, написанные на киргизском языке о событиях, свидетелем которых был сам автор. Как известно, до революции было издано всего четыре книги киргизских авторов, причем три из них — в Уфе [Сафуанов 2006: 285; Мокрынин, Плоских 1992: 119, 121]. В полиграфическом оформлении этих книг, по-видимому, принимал участие башкир С. Яхшибаев [Ярков 1996: 43–44]. Ряд перечислений личностей из башкир, оставивших неизгладимый след в истории киргизов и наоборот, можно было бы продолжить.

XIX — начале XX века, многие тюркские литературы вступили на путь самостоятельного развития, но при этом они сохранили тесные контакты и стремление к сотрудничеству. Общие традиции и тенденции легли в основу дальнейшего развития тюркских литератур, в том числе и башкирской и кыргызской.
По словам С. Сафуанова, непосредственные контакты башкирских и киргизских писателей возникли лишь в начале XX века. Получив развитие в последующие годы, они способствовали взаимообогащению двух литератур новыми темами и образами. Башкирская литература обогатилась мотивами киргизского устного творчества [Сафуанов 1988: 376].

советское время, в условиях существования единого многонационального государства литературные взаимосвязи стали более разнообразными и тесными. Проводились литературные декады, выставки-продажи собственных книг, совместные литературные и юбилейные вечера, праздники поэзии.

Особое место во взаимопроникновении башкирской и кыргызской литератур заняли переводы. Первые переводы с кыргызской литературы на башкирский относятся к 30-м годам XX века. При этом не было должного отбора произведений, а перевод осуществлялся через русский язык-посредник.

переводе с кыргызского на башкирский увидели свет произведения Ч. Айтматова, М. Джангазиева, С. Жусуева, Т. Байзакова, Т. Рузибаева, М. Буларкиевой и др. А кыргызы на своем языке читали М. Карима, А. Бикчентаева, М. Гали, А. Игебаева, Н. Наджми, Г. Рамазанова и др. В советское время произведения, признанные критикой и читателем, переводились на многие языки мира, в первую очередь на русский. Следовательно, знакомство с литературой соседних народов происходило и через русский язык, который стал языком межнационального общения.

Многие известные произведения многонациональной советской литературы экранизировались и озвучивались по Всесоюзному телевидению и радио. В центральной периодической печати давались подборки произведений в переводе на русский язык, а в местной печати на башкирский и кыргызский соответственно. Художественные произведения кыргызских и башкирских мастеров слова представлены в переводах Н. Идельбая, К. Аралбаева, С. Алибаева, Р. Гарипова, А. Кали и Т. Молдобаева, К. Нанаева, А. Токтакунова,

Жуманазарова, Ж. Мамытова и т.д. Некоторых писателей связывали узы личной дружбы; например, Мустая Карима с Чингизом Айтматовым. В разные годы на сценах театров республик Башкортостана и Кыргызстана шли постановки спектаклей по произведениям писателей этих республик. Так, на сцене театров Башкортостана с успехом шли пьесы кыргызского драматурга М. Байджиева «Назлыгуль» и др.

Огромное место в репертуаре башкирских театров занимают спектакли по произведениям Народного писателя Кыргызстана Ч. Айтматова. Так, по его повестям «Материнское поле» и «Прощай, Гульсары!» были поставлены спектакли на сцене Башкирского театра драмы (реж. Л. Валеев); «Тополек мой в красной косынке» — Салаватского драматического театра, Сибайского театра драмы (оба – реж. Р. Аюпов) и Башкирского академического театра драмы (реж. А. Абушахманов); «Белый пароход» — Театра кукол (реж. В. Штейн). По повести «Первый учитель» осуществлена постановка телеспектакля на Башкирской студии ТВ (1959; реж. Р. Файзи) [Шафиков 2005].

Постановка в Кыргызском государственном театре спектакля по произведению А. Мирзагитова «Әсәйемдең сал сәстәре» («Седые волосы моей матери») также являлась показателем зеркала дружбы.

Панораму современного Кыргызстана, думы о его прошлом башкирские писатели отразили и в своих очерках и путевых записях, которые увидели свет на страницах журнала «Агидель», газет «Совет Башкортостаны», «Ленинсы» и др.: Р. Шакуров. «Страна белых гор», Г. Хусаинов. «У киргизских друзей», И. Гальперин. «Литература сближает народы», Д. Буляков. «Привет с земли Киргизской», «Гостинец друзей» и мн. др. Очерки о башкирской литературе и отдельных писателях поэтах выходили на страницах печати у соседней республики: «Кыргызстан пионеры», «Кыргызстан маданияты», «Жаш ленинчи» и т.д. Многие башкирские и кыргызские поэты написали друг другу посвящения, стихи. Все это, безусловно, способствовало взаимообогащению и взаимообмену литератур.

постсоветском пространстве, когда республики бывшего СССР провозгласили независимость и стали суверенными государствами, собственно литературные связи между Башкортостаном и Кыргызстаном немного затухли и приобрели другой, обобщенный характер. Общение писателей происходит в рамках межгосударственных мероприятий, фестивалей тюркоязычных народов, международных научных конференций, мероприятий, организуемых международной организацией тюркской культуры ТЮРКСОЙ.

В связи с подготовкой и проведением саммитов ШОС И БРИКС в г. Уфе в последние годы отмечалось усиление общественно-политических, экономических, культурных связей между Башкортостаном и Кыргызстаном. В августе 2014 г. состоялась встреча Президента Республики Башкортостан Р.З. Хамитова с Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Российской Федерации Б. Джунусовым. В Доме Дружбы народов РБ были обсуждены вопросы, волнующие кыргызскую диаспору Башкортостана, а также намечены планы дальнейшего сотрудничества. С 5 по 12 сентября 2014 г. состоялся визит официальной делегации Республики Башкортостан во главе с Президентом Республики Башкортостан Р.З. Хамитовым в Кыргызскую Республику для участия в торжественных мероприятиях, посвященных открытию Всемирных игр кочевников, а также презентации Республики Башкортостан. В начале декабря 2014 г. в Уфе с ответным визитом побывал премьер-министр Кыргызстана Д. Оторбаев. Во время встречи были обсуждены вопросы, касающиеся взаимодействия в области сельского хозяйства, торговли, туризма, гуманитарной сферы и др. 3-6 марта 2015 г. в Кыргызстане прошли Дни культуры и науки Республики Башкортостан.

Таким образом, то затухая, то вновь усиливаясь в силу ряда объективных и субъективных причин, историко-культурные взаимосвязи между двумя республиками продолжают развиваться. Переходя на новый качественный уровень, такие взаимодействия призваны сыграть положительную роль в сохранении мира и согласия между народами в современном геополитическом пространстве, когда все вокруг нестабильно и хрупко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *