ТРАДИЦИОННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ У КОЧЕВЫХ ТУВИНЦЕВ

Кужугет Шенне Юрьевна*

Актуальность исследования определяется все возрастающим интересом к месту и роли пространственных и временных идей в формировании национальной лингвокультуры.

Проблема исследования связана с необходимостью изучения темпоральных аспектов действительности в творчестве писателей, как элементов языковой картины мира тувинцев, которые наиболее полно представлены в эпических произведениях.

Значение времени в тувинском языке выражается наречиями, именными формами косвенных падежей, деепричастными обо-ротами, придаточными предложениями, а также фразеологиче-скими оборотами.

Представления о цикличности времени соответствуют при-родным циклам – суточному и годовому. Календарь тувинцев связан с кочевым образом жизни, ритмичностью выполняемых сезонных сельскохозяйственных работ, наблюдением за чередо-ванием фаз луны, естественными природными изменениями и др. За основу его был взят восточный календарь, которым поль-зовались народы Центральной Азии.

Существенной особенностью тувинского народного суточ-ного календаря является то, что порядок счисления суток летом дополняется еще показателями времени дня, определяемыми по освещенности солнцем тех или иных частей юрты и находя-щиеся в ней некоторых предметов.

Традиционное представление времени у кочевых тувинцев является особенностью национального мировидения, индиви-дуального этнического мировоззрения, так как данный этнос является представителем кочевой цивилизации. Данную кате-горию можно назвать культурно-этнической доминантой. Со-гласно Корнилову, эти доминанты детерминируют националь-ные особенности поведения, мироощущения и мирооценки [Корнилов 2003: 180]. Через восприятие концепта времени от-ражаются черты национального характера тувинцев.

Юрта для кочевника не только жилище, именно в ней от-ражаются пространственно-временные представления народа. Время представлялось не в виде «одномерной информации»

гораздо более насыщенно, многомерно и динамично [Даржа 2007: 46]. Для кочевников время – это вечное движение в кос-мическом круге Вселенной. В своем маленьком пространстве жители юрт чувствуют себя защищенными и уверенными.

данной статье рассматриваются темпоральные лексиче-ские единицы со значением суточных отрезков времени. Эти временные отрезки тувинцы определяли по частям юрты и ее некоторым бытовым предметам.

тувинском фенологическом календаре счет времени ве-дется девятками дней, которые сгруппированы в четыре темпе-ратурных цикла совпадающих в основном с четырьмя сезонами года. Отсчет ведется с зимнего солнцестояния, после которого начинает прибавляться день. Зимние холодные девять девя-тидневок – это время «рождения» и «умирания» жары. Весенний период (14 марта-22 июня) характеризуется «взрослением» листьев и пением кукушек. Осень (15 сентября – 22 декабря) – это время желтых листьев и «время солнца пожилых людей», они греются на солнце и прощаются с ним. Самый последний цикл этих осенних девятидневок (20 ноября-23 декабря) назы-вается «солнцем старух» [Традиционное… 1988: 52].

Существуют определенные пространственно-временные показатели, которые не указывают конкретно на время и про-странство, но функционально они являются равноправными «членами пространственно-временной классификационной системы: сюда может входить, например, домашняя утварь, в частности, одежда, посуда, орудия труда, растения, животные и т.п.» [Цивьян 2006: 13]. Это элементы времени, которые прочно утвердились в сознании человека как указатели времени.

Тувинцы-кочевники определяли суточный круг времени по отражению лучей солнца на определенных частях и предметах юрты в тот или иной период суточного времени. Такие темпо-ральные номинаторы как хана ‘решетка юрты’, хараача ‘дымо-вое отверстие’, дөр ‘почетная часть юрты’, эжик ‘дверь’, эргин ‘порог’, а также элементы интерьера юрты сыртык ‘подушка’, орун ‘кровать’, аптара ‘сундук’, чыышкын ‘вещи, сложенные в кучу в левой стороне юрты’ и др. выступали своеобразными маркерами пространственно-временных, социально-иерархи-ческих, сакральных отношений.

Как отмечает Л. Потапов, «пастухи…чертили на земле не-большой план юрты и намечали на нем места некоторых пред-метов, необходимых для ориентировки, затем посредине такого наскоро набросанного чертежика втыкали прутик и по тени, от-брасываемой им на местоположение того или иного предмета, определяли время» [Потапов 1969: 303]. Для чабана одомаш-ненные часы были самым удобным мерилом времени на паст-бище или другой местности. Человек, владеющий языком этих знаков, без труда ориентировался в семиотизированном про-странстве.

Бытовое исчисление суточного времени тувинцев возникло потому, что «юрта у тувинцев была строго ориентирована две-рью в одном и том же направлении, а мебель и размещение в юрте были стандартными» [Потапов 1969: 302]. Таким образом, интерьер юрты была своеобразным ориентиром в простран-ственно-временном континууме [Традиционное… 1988]. В лет-нее время, когда долгота дня увеличивается, легче и удобнее определять суточное время по частям и предметам юрты, чем зимой. Также определение времени суток по юрте было необходимо при распределении хозяйственной деятельности тувинцев на весь день.

Хараача ‘дымовое отверстие’ является для тувинца глав-ным юрточным ориентиром в окружающем пространстве, кото-рое как бы указывало или задавало ритм жизни всему живому на земле. Раннее утреннее время после восхода определяли по касаниям лучей солнца на верху дымового отверстия. (1) Эртен оттуп келгеш, караам көрүп кээримге, хүн чаа-ла хараача бажында шонуп келген тур (ССүр Атөш, 130). ‘Когда я, проснувшись, открыл глаза, то лучи солнца только коснулись дымового отверстия юрты.’Дөр ‘почетное место в восточной части юрты’ – является сакральным местом. Здесь сидели самые старшие и уважаемые гости. Время малого полдня характеризуется почетным местом юрте, на который падали лучи солнца. нижеприведенном примере иллюстрируется такая ориен-тировка во времени на пастбище, представляющая собой самую простую схему солнечных часов.

(2) Маакай кургаг хола-хараган сып алгаш, черге төгерик шыйыг кылгаш, ортузунга ол-ла хараганын кадай идип каан. Шөйбек ыяштың хөлегези чаа-ла дөр бажында хире көзүлген

(ШК Б 1т., 30) ‘Маакай взяла сухой караганник, и начертив на земле круг, в самой середине этого круга втолкнула его. Тень вытянутого дерева была только над почетным местом юрты.’

Время малого полдня характеризуется отражением лучей солнца на верхней части решетки юрты. В это время «солнце показалось на верхушках решетки, составляющей остов юрты. Это был малый полдень» [Потапов 1969, с. 302].

(3) Хүн хана бажынга дээп келген (МКЛ ЧЧ, 334) ‘Солнце коснулось верхушек решетки юрты.’
3. Аптара ‘сундук’ – главный атрибут интерьера юрты. В нем хранили самые ценные семейные вещи и предметы. Вре-менной интервал – малый полдень – определяли положением, когда «солнце осветило середину кожаных мешков-сумок, стоя-щих в «переднем углу» юрты» [Потапов 1969, с. 302].
(4) Аалдан үнеримде, хүн дал дүъш, өгнүң аптара баарынга турган (СС Ат, 100) ‘Когда я уходил из аала, был полдень, тогда лучи солнца падали на сундук в юрте’.

4. Сыртык ‘подушка’ – является главной хранительницей семейного очага, где она «становилась средоточием жизнен-ного начала, залогом здоровья и счастья семьи» [Традиционное…1988: 151]. Там тувинцы хранили самые сокровенные вещи, в частности пуповины своих детей и т.д. Время большо-го полдня определяли положением солнца «стало на изголовье постели, осветив кожаную подушку – сыртык» [Потапов 1969: 302].
А ам чүү хирел? Сыртык бажы эрткен азы молдур-гам-биле бистиң хөлегевис бодувустан база бир ынча хире бедий берген (СС Ат, 100) ‘Сейчас сколько времени? Лучи солнца прошли над изголовьем постели или наша тень с теленком тоже столько раз поднялась.’

5. Орун ‘кровать’ является самым святым и табуируемым предметом внутри жилого пространства. Ее никогда не каса-лись посторонние люди. Продолжение большого полдня опре-деляли появлением солнца «на середине постели-кровати (де-ревянной)» [Потапов 1969: 302].
Бавуу хүн орун бажы чеде бергенде, оттуп келген (ЭД Эх, 44) ‘Бавуу проснулся, когда лучи солнца находились около кровати в юрте.’

Наступление вечернего времени характеризуется следую-щим положением солнца на небосклоне: «солнце встало за ноги постели. Начинается поздний, вечерний полдень. Женщины го-товятся к доению и привязывают у места доения телят, ягнят и козлят» [Потапов 1969: 302]. В это время начинается вечерняя хозяйственная деятельность всего аала.
Хүн орун будуңда барып кудулай бергенде, Буян өг хөле-гезинге туруп алгаш, тараа соктаан турган (КК, УчУХ 1т., 98) ‘Когда солнце встало за ноги кровати, Буян в теневой стороне юрты шелушил просо’.

6. Следующим предметом юрты для определения суточного времени выступает лексема чыышкын, обозначающая ‘вещи, сложенные в кучу в левой стороне юрты’. Начало вечернего времени после захода солнца определяли по его отражению в левой стороне юрты.
(Маңгыр чейзең) Көрүп кээрге, хүн чыышкын бажында келген турган (КК УчУХ, 2т., 165) ‘Когда он (Маңгыр чейзең) заглянул, то солнце находилось в левой стороне юрты.’

Таким образом, в дневное время главным хронографом для определения суточного времени по частям и предметам юрты является Солнце.

Вместе с темным временем суток в небе появляются самые красивые небесные тела – звезды. Наступление ночного времени характеризуется по положению созвездий над юртой. ночное время через дымовое отверстие юрты можно «но-чью наблюдать «движение вселенной», поскольку движение звезд, ограниченных крестом в кругу, как в «перекрестии прицела», легко воспринимаемо и ощутимо» [Даржа 2007: 48].

(9) Үгер сылдыс өг дүндүүнден харап орда, Дуруяа кырган Ыраажы-Хем дугайында бир тоолчургу чүве чугаалаан (МКЛ Чө, 320) ‘Когда созвездие Плеяды виделось из дымового отвер-стия юрты, старуха Дуруяа рассказала одну легенду про Ыра-ажы-Хем.’

7. Созвездие Чеди-Хаан ‘Большая Медведица’ служило главным ориентиром в темное время суток. Ночное время опре-деляется по положению созвездия над почетным местом юрты.

(10) Чеди-Хаан өг дөрүнде турган (КК УчУХ 1т, 19) ‘Со-
звездие Большая Медведица находилось над почетным местом юрты.’

8. Наступление раннего утра характеризуется по положе-нию созвездия Үгер ‘Плеяды’, Чеди-Хаан ‘Большой Медведи-цы’ над дверью юрты.

(11) Үгер эжик кырында келген-даа болза, бичии бажыңда үш кижи аяар чугаалашпышаан олурган (ШК Б 2т., 194) ‘Даже когда созвездие Плеяды повисло над дверью юрты, три челове-ка все еще тихо разговаривали в маленьком доме.’

Итак, единый взгляд на время у представителей тувинско-го этноса складывался из взаимодействия его цикличного и линейного понимания, объективного и субъективного начал, традиционных взглядов и того нового, что пришло с развитием науки и культуры. Выявленные лексические единицы с семой үе ‘время’ в языковой картине мире тувинцев отражают тем-поральную космическую модель пространственно-временного континуума тувинцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *