КОГНИТИВНЫЕ МЕТАФОРЫ В УЗБЕКСКОМ ЯЗЫКЕ

Худайберганова Дурдона Сидиковна*

Исследование когнитивных метафор, осуществленное в последней четверти прошлого столетия известным представи-телем когнитивной лингвистики Дж.Лакоффом и не менее из-вестным философом М.Джонсоном [Лакофф Дж., Джонсон М 1990: 387-415], явилось поворотным моментом в исследовании метафор. Эти исследователи основали теорию когнитивной (концептуальной) метафоры, согласно которой метафора счита-ется не только языковым явлением, но и неотъемлемой частью человеческого мышления. Дж.Лакофф и М.Джонсон утвержда-ли следующее: «Метафора проникает в повседневную жизнь, причем не только в язык, но и мышление и действие. Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим действуем, метафорична по самой своей сути» [Лакофф Дж.,Джонсон М 1990: 387].
Руководствуясь теорией когнитивной метафоры данное яв-ление можно определить следующим образом: когнитивная ме-тафора – результат когнитивной деятельности личности, кате-горизация на основе познавательных структур об определенном понятии или утверждении другого понятия или утверждения.

Когнитивные метафоры время – деньги , время – ограни-
ченный резерв, время – золото, проанализированные в работе Дж.Лакоффа и М.Джонсона, существуют и в тезаурусе носителей узбекского языка (Например: Бу ишга кўп вақт сарфладим; Вақтим тугай деяпти; Беҳуда ишлар вақтни ўғирлайди). Это говорит о том, что ряд когнитивных метафор являются когни-тивно-семантическими универсалиями.
Когнитивная метафора как один из факторов импликации оставляет свой «след» в словах, словосочетаниях, предложени-ях или текстах. Единицы, в которых с помощью метафоры пере-носится значение (содержание), являются верхней частью «ког-нитивного айсберга» [Демьянков 1994: 22], основная его часть хранится в глубине нашего языкового сознания. Например: У бирдан ёпирилиб келган бу туйғуни зўрға енгиб, саройбонга «дарвозани қоқ», деб имо қилди (О.Ёқубов. «Улуғбек хазина-си»). У бир дақиқагина иккиланди, кўнглидаги ғалаён билан бир сониягина олишди (О.Ёқубов. «Улуғбек хазинаси»). Тўсатдан вужудини қамраган оналик меҳри ғолиб келиб, тортган азоби ҳам эсидан чиқди (П.Турсун. «Ўқитувчи»).
Как показывают примеры, слова метафорической окраски тексте свидетельствуют о том, что создатель текста негатив-но воспринимает эмоцию. Сравнение понятия эмоция с такими горящими предметами, как свеча, уголь, пламя стало причиной появления нижеследующей метафоры:

Қаландар эса… кўнглида Мирзо Улуғбек ҳазратларига ҳеч бир гина-кудурати йўқ. Билъакс юрагининг бир четида ҳамон илиқ ҳислар милтираб туради (О.Ёқубов. «Улуғбек хазина-
си»). Ўзбек ойимнинг ғазаби тағин ҳам аланга олди: сўзимни эшитасанми, кар? (А.Қодирий. «Ўтган кунлар»). Юракдаги исёнкор туйғулар аста-секин сўниб, хаёлини аллақандай маъюс ўйлар банд этди (О.Ёқубов. «Эр бошига иш тушса»).
Автор исследования приходит к заключению, что в узбек-ском языке метафорическое значение (смысл) выражается не только словом или словосочетанием, но и с помощью предло-жения, как в целом и самого текста. Предложения метафори-ческого содержания, т.е. предложения-метафоры, опираются на утверждение о признаках ситуации на основе признаков другой ситуации. Такие предложения имеют двуъярусное семантиче-ское строение: внешнее и внутреннее содержание. Примером может служить следующий микротекст: Байрамхон Акбарга ёз-ган жавобида: «Сиз менга қарши турган тўғонларни очиб юбордингиз, энди бу тошқинни ўзингиз ҳам идора этолма-гайсиз», – деди (П.Қодиров. «Ҳумоюн и Акбар»). Здесь фраза, произнесенная Байрамханом, указывает на глубокий нутренний смысл «Сиз менга қарши бўлган душманларга имкон яратдин-гиз, энди уларнинг хатти-ҳаракатларини тўхтата олмайсиз» .
Метафоры-тексты в узбекском языке часто используются и
прозаических произведениях. Тексты подобного типа основы-ваются на ассоциативном мышлении и посредством своей вну-тренней семантики несут в себе совершенно иное содержание и смысл. Нижеприведенный микротекст из книги У.Хошимова «Записки на полях дневника» является ярким примером указанного процесса: Мажнунтолнинг бош эгиб сукут сақлаши доно-лиги ва чайирлигидан. Қамишнинг ғоз туриб шовуллаши нодон-лиги ва мўртлигидан… Қизиқ, иккаласи кўпинча ёнма-ён ўсади (Ў.Ҳошимов. «Мажнунтол ва қамиш»). Из вышесказанных можно выводит нижеследующее за-ключение:

Единицы метафорического содержания в составе текстов реализуются как а) выражение понятия; б) выражения ситуа-ции; в) выражение ситуаций. Согласно этому, единицы метафо-рического содержания можно подразделить на метафоры-слова, метафоры-словосочетания, метафоры-предложения и метафоры-тексты.

прозаических произведениях на узбекском языке встре-чаются метафоры-тексты, основанные на ассоциативном мыш-лении. В таких текстах способ его внутренней семантики ука-зывает на совершенно иное значение. Смысл, передаваемый таких текстах, имеет глобальный характер и действует как вторичная номинация взаимосвязанных между собой явлений и действий. В текстах, основанных на метафорах, восприятие метафорической трансформации субъекта текста приводит к тому, что читатель понимает макропропозицию текста в метафорическом смысле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *